• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Глава в книге
Оценка функции спроса на театральные постановки: эмпирический анализ

Ожегова А. Р., Ожегов Е. М.

В кн.: Эконометрические модели эластичности спроса на театральные услуги. М.: Институт экономики РАН, 2017. С. 4-30.

Препринт
Brands or Uncertainty? An Empirical Test of the Uncertainty of Outcome Hypothesis in Russian Football

Parshakov P., Байдина К. О.

Economics/EC. WP BRP. Высшая школа экономики, 2017. No. WP BRP 163/EC/2017.

К чему приведет таргетирование инфляции?

В Пермском кампусе НИУ ВШЭ  состоялась видеотрансляция проекта Ассоциации российских банков «Открытая дискуссия». Для обсуждения была выбрана остро актуальная тема: денежно-кредитная политика России на следующие три года и общеэкономическая ситуация в стране. Прежде всего дискуссия развернулась по поводу перехода Центробанка к политике плавающего валютного курса.

В Пермском кампусе НИУ ВШЭ  состоялась видеотрансляция проекта Ассоциации российских банков «Открытая дискуссия». Для обсуждения была выбрана остро актуальная тема: денежно-кредитная политика России на следующие три года и общеэкономическая ситуация в стране. Прежде всего дискуссия развернулась по поводу перехода Центробанка к политике плавающего валютного курса.

 

Экспертами в открытой дискуссии выступили к.э.н., председатель правления Промсвязьбанка Артем Констандян,  к.э.н., главный аналитик Сбербанка России Михаил Матовников,  к.э.н., главный экономист Альфа-Банка Наталья Орлова.  Модератором встречи был президент Ассоциации российских банков, член-корреспондент РАН, д.ю.н., профессор Гарегин Тосунян.

В Пермском кампусе участие в мероприятии приняли журналисты ведущих пермских СМИ, руководитель направления «Экономика» Андрей Емельянов, преподаватели, студенты, представители пермских компаний.

Наталья Орлова отметила, что Центробанк в этом году из-за внешнего контекста достаточно радикально повысил процентную ставку. Но этого оказалось недостаточно, чтобы стабилизировать ситуацию на валютном рынке. «Влияние на инфляцию сильно связано с эффектом девальвации. Ускорение инфляции опирается на эффект от эмбарго на импорт и девальвацию рубля. Это основные причины того, что инфляция приблизилась к 9%, а страна находится в состоянии инфляционного шока», — подчеркнула эксперт. При этом есть ожидание, что замедление экономики все-таки произойдет, потому что покупательская способность падает. Наталья Орлова предложила задуматься об общем экономическом контексте в стране, прежде всего о двух факторах: состоянии банковского сектора (ухудшение розничного кредитного портфеля и качества корпоративного кредитования) и бюджетной политике (темпы роста расходов бюджета в следующем году – 10%, в дальнейшем они будут только нарастать).

Артем Констандян в своем выступлении сделал акцент на важном сдвиге в денежно-кредитной политике — переходе Центробанка к таргетированию инфляции. Он будет оказывать сильное воздействие на экономическое развитие нашей страны. При этом Артем Констандян назвал несколько факторов того, что инфляция будет оставаться высокой: девальвация рубля (сейчас уже больше чем на 40%, и возможно дальнейшее снижение), санкции в сочетании с контрсанкциями (долгосрочная мера), инфляционные ожидания – экономика настраивается на более высокий уровень инфляции, в этом вопросе психология тоже имеет значение. «Экономика вошла в фазу стагнации, чтобы добиться экономического роста, нужна новая денежно-кредитная политика. У нас сейчас есть противоречащие факторы – бороться с инфляцией и поддерживать экономику. Я поддерживаю таргетирование инфляции», — резюмировал эксперт.

Михаил Матовников в начале своего выступления отметил: «Ситуация, с которой мы столкнулись, конечно, является экстраординарной, и нет ни одного учебника, в котором бы прописывалось, как вести денежно-кредитную политику в условиях санкций. Меры борьбы с этим должны быть новыми, их придется изобретать».  «При этом стратегия повышения процентной ставки, которая должна была привнести приток капитала, не работает. Мы подогреем экономику как в микроволновке, но замедления инфляции не будет в условиях санкций», — уверен эксперт. Михаил Матовников предложил несколько вариантов выхода из сложившейся ситуации. Например, из федерального казначейства (сейчас в нем обслуживается 1,7 триллиона рублей из бюджетов разного уровня) часть средств вернуть в банки. Кроме того, он настаивал на использовании такого инструмента, как покупка ценных бумаг: «Центробанку нужно «переступить через себя», начать покупать ценные бумаги, чтобы регулировать долгосрочные процентные ставки».

Директор Банковского института Высшей школы экономики, к.э.н. Василий Солодков уверен, что политика Центробанка правильная: «В кризис Центробанки должны снижать ставку рефинансирования, так пишут в учебниках, а у нас Центробанк повышает. И это правильно, поскольку этот  инструмент работает только на страны с высокой долей среднего и малого бизнеса». Правда, по словам Василия Солодкова, валютный курс зависит от цен на нефть, которые достаточно волатильны. Особенность нашей экономики заключается в том, что высока монополизациия, поэтому при любой волатильности обменного курса у нас, как правило, цены растут только в одном направлении.

В рамках открытой дискуссии эксперты искали ответы на вопросы: только ли монетарные методы должны использоваться для стабилизации экономики, какие меры нужно предпринять для выхода из кризиса и др.

Кроме того, в ходе видеоконференции кампусам была предоставлена возможность задать вопросы.  Так, представителя одной из пермских компаний интересовало, как поступить в следующей ситуации. Если у предприятия с рублевой выручкой стоимость в рублевом эквиваленте растет, а в валютном – резко падает (что негативно воспринимается акционерами), как хеджировать прибыль или какие меры использовать? Эксперты посоветовали направить таких акционеров в Вышку, где им расскажут, что главная динамика роста компании рассматривается в  той валюте, в которой предприятие работает, а валютный курс – это не главная характеристика и не их зона ответственности.

В завершение дискуссии эксперты подвели предварительные итоги.

Наталья Орлова: «У нас есть много страхов и непонимания, ситуация к этому располагает. Но если смотреть на факты, на статистику, то ситуация не совсем катастрофичная: у нас есть рост ВВП, несмотря на санкции, плавающий курс – это оказалось не так страшно, как мы думали в начале года. У экономики есть много механизмов саморегуляции, и они работают».

Артем Констандян: «Денежно-кредитная политика вкупе с другими инструментами способна решить те проблемы, которые перед нами стоят. Высокие процентные ставки – это плохо для промышленности, производства, бизнеса, хотя это адекватная реакция на происходящие процессы в экономике. Чтобы  прийти к низким процентным ставкам, нужны условия, а для этого нам надо поработать».

Василий Солодков: «Есть проблема – ресурсная база банков. И основным поставщиком ресурсов должен быть не Центробанк. Вторая проблема – механизм хеджирования должен распространяться и на физических лиц. Если вклад берется в валюте, то все возмещения должны быть в ней».

Михаил Матовников: «Хорошая новость: Центробанк не является догматиком,  принимает верные решения в итоге. Сегодня изменения происходят с высокой скоростью. Это означает, что следующий год, безусловно, будет очень интересным».

Проект Ассоциации российских банков «Открытая дискуссия» направлен на повышение финансовой грамотности россиян, уровня образования и вовлечение заинтересованных преподавателей и талантливых студентов в работу по совершенствованию финансовой отрасли и ее развитию.